Сексуальность и образ жизни 2

Сексуальность и образ жизни 2
  • Такая постановка вопроса характерна и для фрейдизма. Поскольку 3. Фрейд больше всего способствовал выработке светски терпимого отношения к сексуальности, невежественный обыватель часто считает его апостолом половой распущенности. В действительности его позиция в этом вопросе была охранительно-моралистической. Конфликт между сексуальностью и цивилизацией, по 3. Фрейду, принципиально неразрешим. Инстинктивная жизнь человека направлена на эгоистическое самоудовлетворение, поэтому культура может существовать лишь ценой подавления инстинктов. Подавление либидо вызывает неврозы, но его раскрепощение означало бы всеобщую анархию и гибель культуры. Либидо, по 3. Фрейду, — единственный источник психической энергии. Подавление сексуальности позволяет переключить эту энергию на другие виды деятельности — труд, художественное творчество и т. д. (3. Фдейд называет это переключение сублимацией). «Освобождение» либидо привело бы к тому, что люди перестали бы трудиться, сексуальность поглотила бы все их физические и психические силы. Кроме того, слишком легкое удовлетворение сексуальных потребностей (эрос) привело бы в конце концов к их обесценению, усилив другой фундаментальный импульс человеческой психики — инстинкт смерти и разрушения (Танатос), что означало бы упадок культуры. «Это верно, как для отдельных индивидов, так и для народов. Во времена, когда не существовало препятствий сексуальному удовлетворению, и, вероятно, в период упадка древних цивилизаций любовь обесценивалась, жизнь становилась пустой и нужны были сильные реактивные образования, чтобы необходимая эмоциональная ценность любви могла снова возродиться. В этой связи можно заметить, что аскетическая тенденция христианства имела своим следствием такое повышение психической ценности любви, какого никогда не могла достичь языческая античность». 3. Фрейд, таким образом, решительно против «сексуальной свободы», считая ее опасной и вредной утопией.

Основная слабость культурологической концепции 3. Фрейда

  • Основная слабость культурологической концепции 3. Фрейда в ее не историчности. Либидо выступает в ней как постоянный инстинктивный соблазн, а труд — как постоянная внешняя необходимость, между которыми всегда существует конфликт. Однако и труд, и секс бывают разными. Хороший секс происходит при уверенной эрекции полового члена партнера, а хорошая эрекция никогда не подведет если вы (мужчина) принимаете Viprogra 100Valif 20Tisadare 20.
  • Отчужденный, подневольный труд действительно заставляет человека искать эмоциональное удовлетворение в каких-то иных сферах бытия. Однако и секс бывает отчужденным, функциональным, лишенным индивидуальной эмоциональной окрашенности. Хотя репрессивная половая мораль действительно порождает неврозы, нет никаких доказательств того, что она благоприятствует половой любви. Это видно из истории того христианского аскетизма, на который ссылается 3. Фрейд.
  • Точно так же отсутствует прямая зависимость между прогрессом культуры и строгостью половой морали. Нельзя обсуждать природу сексуальных табу без учета того, кто, кому, что, когда, с кем и насколько запрещает. Такой же конкретный подход нужен и к «сексуальной свободе». Критикуя лозунг «свободной любви». Терпимость — к чему? Свобода — от чего и для чего? Одно дело — освобождение интимных отношений от материального расчета, родительских запретов, социального неравенства полов. Другое дело — освобождение индивида от ответственности за свое поведение, моральная анархия, свобода от серьезности и даже от самой любви.

Прогрессивная тенденция к индивидуализации сексуальных чувств

  • Прогрессивная тенденция к индивидуализации сексуальных чувств и отношений осуществляется на Западе на фоне и в рамках индивидуалистического образа жизни. Это порождает ряд противоречий. Прежде всего наблюдается гипертрофия рекреативной функции сексуальности, противопоставляемой другим ее функциям, а также абсолютизация генитальной сексуальности в ущерб целостности человеческой личности.
  • То, что именно эти моменты оказались в центре общественного внимания, вполне понятно, так как они подвергались наибольшим запретам в недавнем прошлом. За перестановкой акцентов стоят глубокие социальные сдвиги, прежде всего — перемещение личных идеалов из сферы труда и производства в сферу досуга и потребления. Система ценностей раннего капитализма ставила во главу угла успех, обладание, накопление, призывая ради этого ограничивать личное потребление и сами потребности: делу время, потехе час. Сексуальность тоже была разрублена на две части «дело» — это про креативный секс, составляющий долг, обязанность и осуществляемый в рамках законного брака, а «потеха» — это уж как получится.