Сексуальность и образ жизни 1

Сексуальность и образ жизни 1
  • Как всякое сложное социальное явление, «сексуальная революция» вызывает на Западе острую идеологическую полемику. На одном полюсе стоят защитники традиционной половой морали, которым кажется, что всякое отступление от нее означает регресс и даже гибель культуры. Такие люди часто объединяются под флагом борьбы с порнографией, трактуемой ими весьма расширительно, включая и научную сексологию, и половое просвещение в школах. Как правило, эти люди крайне правых политических взглядов. Например, в США одним из главных борцов против полового просвещения в школах является основатель антикоммунистического «Общества Джона Берча» Роберт Уэлч, провозгласивший половое просвещение следствием «коммунистического заговора» для растления американской молодежи. Опросив группу лидеров «антипорнографических» ассоциаций, американские социологи Л. Зурхер и Д. Киркпатрик нашли, что 87% из них уверены в связи порнографии с организованной преступностью, а 61% — с «коммунистическим заговором». Участников этих кампаний отличает ряд особенностей демографического и социально-психологического порядка: среди них больше женщин и людей старшего возраста; они теснее связаны с догматическими религиями и религиозно более активны; многие из них выросли в маленьких городах; они реже имеют сложные профессии и у них ниже образовательный уровень; они больше ориентированы на семью и имеют больше детей; политически они более консервативны и авторитарны, а их взгляды на семью и сексуальность более традиционны; они догматичны, отличаются меньшей политической терпимостью и более благосклонны к цензуре; они охотно ассоциируют порнографию с социальной и индивидуальной патологией; мало кто из них получил сексуальное просвещение; они чаще других считают общество морально деградирующим и находящимся под угрозой заговора.

Связь традиционной половой морали с политическим консерватизмом

  • Связь традиционной половой морали с политическим консерватизмом не случайна. Поскольку половая мораль относится к числу самых консервативных и устойчивых элементов культуры, защита статус кво всегда является и защитой этой морали. Кроме того, лозунги защиты семьи и нравственности всегда находят живой отклик в консервативных слоях населения. Играя на сексуальных страхах и предрассудках, легче всего скомпрометировать политического противника. Этот метод был известен уже в Византии в XI веке, где, по выражению английского историка Эдуарда Гиббона, педерастия стала преступлением тех, кого нельзя было обвинить ни в каком другом преступлении. Хорошо вписывается в этот стереотип идея «иностранного заговора». Один английский епископ в 1798 г. красноречиво предупреждал британскую Палату лордов по поводу гастролей французского балета: «Отчаявшись повлиять на нас силой оружия, французские правители теперь предприняли более тонкую и опасную атаку, пытаясь осквернить и подорвать мораль нашей молодежи. Они послали к нам группу танцовщиц, которые с помощью самых непристойных поз и развратных театральных жестов вполне преуспели в том, чтобы ослабить и развратить нравы народа». Сколько еще политиков и писателей в следующие столетия повторяли слова почтенного епископа, не подозревая о его приоритете!
  • Между прочим, здесь тоже имеется социально-психо-логическая проблема. Некоторые исследователи американского «сексологического маккартизма» объясняли воинственную нетерпимость его адептов преимущественно их личными качествами: авторитарным характером, неудачной или заторможенной сексуальной жизнью, а также фрустрацией, связанной с неустойчивым социальным статусом. Однако 5-летнее социологическое обследование 7493 таких индивидов показало, что их личные и социально-демографические характеристики значат гораздо меньше, чем образовательный уровень и особенно условия, в которых эти люди провели детство и юность. Однажды усвоенные жизненные установки вообще трудно изменяются, особенно если эти установки принципиально консервативны. Так обстоит дело не только в сексуальной, но и во всякой другой идеологии; классовое положение определяет убеждения людей не непосредственно, а через многочисленные опосредования. Великолепная устойчивость и более длительный половой акт достигается с помощью Tadajoy 20Snovitra-20Cenforce 100.

Сексуальная революция

  1. На другом полюсе стоят апологеты «сексуальной революции», в большинстве случаев представители ультралевых, «неомарксистских» или анархистских групп, видящие в «сексуальной свободе» залог всеобщего освобождения человечества.
  2. Репрессивная половая мораль, внушенная человеку с раннего детства, доказывают они, лишает его внутренней свободы и мешает ему развернуть свои творческие потенции не только в сексуальной, но и во всякой иной сфере деятельности. Журналы этих групп — «Konkret» (ФРГ), «It» (Англия), «Evergeen» (США) —пестрят заголовками вроде «Сексуальность, политика и подсознание», «Сексуальность и классовая борьба», «Сексуальная революция» и т. п. В этих статьях доказывается, что «сексуальное подавление» играет решающую роль в «поддержании существующего общества», что «борьба против хозяев общества невозможна без сексуального освобождения» и т. п.
  3. При всей полярности своих взглядов крайне правые и ультралевые сходятся в том, что гипертрофируют значение сексуальности, рассматривая ее как нечто однозначное. «Секс» и «культура» выступают как равноправные стороны противоречия и вопрос сводится к тому, какой из них отдать предпочтение.